ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава

— Ты мой, юнец. Око Мира никогда не будет служить для тебя. Я ставлю на для тебя свое клеймо!

Кулак открылся, из него вылетел шар пламени. Он стукнул Ранда в лицо, взорвавшись, опалив. Ранд дернулся, просыпаясь в мгле, вода, просачиваясь через плащ, капала ему на лицо. Дрожащей рукою он коснулся щеки. Кожа отозвалась ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава на прикосновение так, как будто лицо обгорело на солнце.

Вдруг он сообразил, что Мэт стонет и мечется во сне. Ранд потряс его за плечо, и Мэт с хныканьем пробудился.

— Мои глаза! О Свет, мои глаза! Он вырвал мне глаза!

Ранд обнял его, баюкая, как будто малыша ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава, и прижимая к груди.

— С тобой все отлично, Мэт. С тобой все отлично. Он не может нам ничего отвратительного сделать. Мы ему не дадимся. — Он ощущал, как содрогается Мэт, всхлипывая ему в куртку. — Он нам ничего не сделает, — шептал он, страстно желая поверить в свои слова. Защищающая сила делает тебя уязвимым. Я ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава уже схожу с мозга.

Незадолго до первого проблеска зари ливень поутих, а с рассветом кончил сыпать последний маленький дождь. Тучи, угрожая дождиком, висели как и раньше, пока не пришло истинное утро. Тогда и поднявшийся ветер согнал облака на юг, обнажив прохладное солнце и обжигая мужчин через влажную одежку острым ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава, как бритва, холодом. Заснуть опять не удалось, потому друзья набросили плащи и побрели на восток. Ранд вел Мэта за руку. Скоро Мэт ощутил себя довольно отлично, чтоб начать брюзжать на то, что дождик сделал с тетивой на его луке, все же Ранд не решался тормознуть, чтоб Мэт поменял ее ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава на сухую, что лежала у того в кармашке, — еще рано.

Скоро после пополудни друзья вышли к деревне. При виде комфортных кирпичных домов и дымков, поднимающихся из труб, Ранд задрожал еще посильнее, но в деревню не пошел, а повел Мэта вокруг нее, через перелески и поля с юга ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава. Единственным человеком, кого он увидел, был одинокий крестьянин, возившийся с вилами на грязном поле, и Ранд постарался, чтоб он не увидел пробирающихся меж деревьями путников. Внимание фермера всецело впитала работа, но Ранд всегда косился на него, пока тот не скрылся с глаз. Если кто-то из людей Года остался живой, то ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава, может быть, они решат, что Ранд с Мэтом избрали дорогу, ведомую из 4 Правителей на юг, если не отыщут в этой деревне никого, кто бы увидел беглецов. Отойдя подальше, друзья возвратились на дорогу и зашагали по ней, одежка на их если и не высохла совсем, то, по последней мере, была ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава только чуток мокроватая.

Через час их прокатил в собственной полупустой тележке с сеном крестьянин. Ранд так волновался за Мэта, что был застигнут врасплох. Мэт ладонью прикрывал глаза от солнца. Слабенький, как и сам послеполуденный свет, он исподтишка посматривал через щелочки век, и даже так Мэт беспрерывно ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава ворчал на очень колоритное солнце. Когда Ранд услышал громыхание тележки, было уже очень поздно. Раскисшая дорога заглушала звуки; фура, влекомая 2-мя лошадьми, оказалась всего только в пятидесяти ярдах от их, и возница уже всматривался в ребят.

Подъехав поближе, он, к удивлению Ранда, предложил их подвезти. Ранд колебался, но сигать в ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава кустики, прячась от чужого взора, было очень поздно, и их отказ мог запомниться вознице. Ранд посодействовал Мэту сесть рядом с фермером, потом забрался следом за другом.

Алперт Мулл оказался флегматичным мужиком с открытым квадратным лицом, изрезанным морщинами хлопот и с квадратными, загрубелыми от тяжеленной работы ладонями, и он очевидно ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава находил, с кем бы поболтать. Скотины у него не стали доиться, куры — нестись, а пастбищ, заслуживающих такое заглавие, совершенно не осталось. В первый раз на его памяти ему пришлось брать сено, и половина фуры — все, что «старый Байн» позволил ему забрать. Сейчас вот он все гадает, сможет ли в ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава этом году накосить на собственной земле сена, ну и вообщем — получится ли собрать хоть какой сбор.

— Царица, да осияет ее Свет, должна что-то сделать, — ворчал он, уважительно, но рассеянно постукивая костяшками пальцев по лбу.

Крестьянин чуть посмотрел на Ранда и Мэта, но, высадив их у спуска на узенький, огороженный ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава с обеих сторон проселок, ведущий к ферме, он помедлил и произнес:

— Не знаю, от чего вы бежите, и знать не желаю. У меня супруга и малыши. Осознаете? Семья у меня. На данный момент очень грозные времена, чтоб помогать незнакомцам.

Мэт попробовал было засунуть руку под куртку, но Ранд перехватил его ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава запястье и удержал. Он стоял на дороге, смотрел на фермера и ничего не гласил.

— Будь я хорошим человеком, — произнес Мулл, — я бы предложил двум вымокшим до нити паренькам обсохнуть и согреться у моего очага. Но времена грозные, и чужаки... Не знаю, от чего вы бежите, и знать не желаю ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава. Осознаете? У меня семья. — Вдруг он вынул из кармашка два длинноватых шерстяных шарфа, черных и толстой вязки. — Вот, берите. Это малость, но... Шарфы моих мальчиков. У их найдутся другие. А меня вы не понимаете, ясно? Грозные времена.

— Мы вас даже не лицезрели, — согласился Ранд, взяв шарфы. — Вы ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава и по правде неплохой человек. Наилучший из всех, кого мы повстречали за многие деньки.

Крестьянин посмотрел на него удивленно, но позже польщенно улыбнулся. Подобрав вожжи, он стал поворачивать собственных лошадок на неширокую дорожку. Не успел Мулл свернуть на нее, а Ранд уже вел Мэта далее по Кэймлинскому Тракту ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава.

К сумеркам ветер задул посильнее. Мэт стал ворчливо спрашивать, когда же они собираются тормознуть, но Ранд продолжал идти вперед, таща его за собой и выглядывая для ночлега укрытие лучше, чем жива изгородь. Он не был уверен, что им получится протянуть еще одну ночь под открытым небом: одежка не высохла, и с каждой ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава минуткой ветер становился холоднее. Уже опустилась ночь, а Ранд так и не увидел ничего подходящего. Практически ледяной ветер обжигал его через плащ. Позже во тьме впереди завиднелись огоньки. Деревня.

Рука Ранда скользнула в кармашек, нащупывая монеты. Хватит на пищу и комнату для двоих. В комнате, а не в прохладной ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава ночи. Остаться на таком ветру и холоде в влажной одежке, и днем если кто и отыщет ребят, то увидит, скорей всего, только два мертвых тела. Им просто необходимо не завлекать к для себя излишнего внимания. Никакой игры на флейте, ну и жонглировать Мэт с нездоровыми очами ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава навряд ли в состоянии. Ранд вновь ухватил Мэта за руку и зашагал к притягивающим огням.

— Когда же мы остановимся? — снова спросил Мэт. Судя по тому, как он всматривался вперед и наклонял голову, Ранд не был уверен, что Мэт лицезреет его, не говоря уже об огоньках деревни.

— Когда будет где ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава согреться, — ответил Ранд.

Свет из окон домов лился на улицы деревни, и люд прогуливался по ним безмятежно, нисколечко не заботясь о том, что могло таиться в мгле. Единственный постоялый двор оказался одноэтажным коренастым зданием, как будто бы комнаты годами пристраивали к нему гроздьями, без всякого плана. Открылась, выпуская кого-либо, парадная ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава дверь, и волна хохота выкатилась из залы.

Ранд застыл среди улицы: опьяненный хохот в «Пляшущем Возчике» эхом отдавался у него в ушах. Проследив, как некий мужик не слишком-то уверенной походкой двинулся по улице, Ранд сделал глубочайший вдох и толкнул дверь, не забыв прикрыть полой плаща собственный клинок. Хохот облил ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава юношу.

Лампы, свисающие с высочайшего потолка, заливали помещение броским светом, и уже от дверей Ранд увидел и ощутил отличие этого места от кабака Сэмла Хейка. Сперва, тут не было опьяненных. Зала была полна людьми, на вид — фермерами и жителями деревни — если не совсем трезвыми, то и не очень далековато ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава зашедшими в питье. Хохот звучал от всей души. Люди смеялись, стараясь запамятовать о собственных неудачах, но с настоящим весельем. В общей зале было чисто, прибрано и тепло от огня, гудевшего в большенном камине у далекой стенки. Ухмылки девушек-служанок были такими же хорошими, как огнь, и, как лицезрел ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава Ранд, смеялись юные поэтому, что им этого хотелось.

Владелец постоялого двора оказался таким же осторожным, как и его заведение, — с ослепительно белоснежным фартуком, обхватывающим объемистый живот. Ранд обрадовался, лицезрев, что тот — мужик в теле; он уже начал колебаться, поверит ли когда-нибудь худенькому содержателю гостиницы. Звали владельца Рулан Оллвайн — отменная ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава примета, решил Ранд: имя это казалось ему как-то связанным с Эмондовым Лугом, — и он, оглядев новых гостей с головы до пят, потом обходительно упомянул об оплате вперед.

— Нет же, вы, никаких колебаний, мужчины не того сорта, но, осознаете ли, сегодня на дороге встречаются такие, кто ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава не слишком-то аккуратен в оплате сполна либо напрочь запамятывает заплатить с утра. Похоже, в Кэймлин направляется уйма юных ребят.

Ранда недоверчивое отношение к нему никак не задело; таковой уж у него был вид — промокший и грязный. Но, когда мастер Оллвайн именовал стоимость за ночлег, глаза у Ранда расширились, а Мэт издал ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава таковой звук, как будто подавился.

Щеки содержателя колыхнулись, когда он, полный сожаления, покачал головой, но, казалось, это ему приходилось делать не впервые.

— Времена сегодня томные, — произнес он оправдывающимся тоном. — Это мало, а то, что есть, обходится сейчас впятеро дороже против обыденного. В последующем месяце будет еще ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава дороже, готов в этом поклясться.

Ранд выловил свои средства и посмотрел на Мэта. Губки у того были упорно сжаты.

— Ты хочешь спать под забором? — спросил его Ранд. Мэт тяжело вздохнул и нехотя выкрутил кармашки. Расплатившись, Ранд поморщился, лицезрев, сколько у него осталось.

Но спустя 10 минут они посиживали за столом в углу ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава около камина и ели тушеное мясо, загоняя его в ложки хлебом. Порции оказались не такими большенными, как хотелось Ранду, но пища была жаркой и сытной. Тепло от камина понемногу проникало в парня. Он делал вид, что неотрывно глядит в тарелку, но сам пристально смотрел за дверцей. Входящие ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава и выходящие на вид походили на фермеров, но, чтоб умерить ужасы Ранда, этого было не достаточно.

Мэт ел медлительно, смакуя каждый кусок, хотя и ворчал на очень броский свет ламп. Спустя незначительно он вынул шарф — подарок Алперта Мулла, — обмотал его вокруг головы и надвинул на глаза. Это завлекло к ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава юношам несколько взглядов, которых Ранду страстно хотелось избежать. Он поспешно очистил свою тарелку, торопя Мэта, чтоб тот не отставал, потом спросил мастера Оллвайна о комнате.

Содержатель гостиницы, по-видимому, опешил, что его гости собрались так рано ложиться спать, но от замечаний воздержался. Он зажег свечку, проводил ребят через лабиринт коридоров в ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава далекий конец гостиницы и показал им небольшую комнатку с 2-мя узенькими кроватями. Когда Оллвайн ушел, Ранд опустил узлы рядом с кроватью, бросил плащ па стул и упал на покрывало, не раздеваясь. В одежке было неловко, но если придется удирать, то лучше быть готовым ко всему. Пояс с ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава клинком он тоже не стал снимать и заснул, положив ладонь на эфес.

С утра Ранд пробудился как от толчка, заслышав кукареканье петушка. Парень лежал, следя, как вливается через окно рассвет, и раздумывал, отважиться ли подремать еще мало. Спать деньком, когда они могут уже отправиться далее? Зевнув, он чуть не свихнул ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава челюсть.

— Эй, — воскрикнул Мэт, — я вижу! — Он сел на кровати, водя очами по комнате. — Во всяком случае, чуть-чуть. Твое лицо как и раньше чуток расплывается, но я вижу, что ты — это ты. Я же знал, со мной все будет в порядке. К вечеру я стану созидать лучше ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава тебя. Лучше, вот так!

Ранд вскочил с кровати, почесываясь, и наклонился за плащом. За ночь одежка его высохла и покоробилась, а кожа под нею зудела.

— Мы напрасно теряем светлое время, — произнес Ранд. Мэт, тоже почесываясь, собрался стремительно, как мог.

Ранд ощущал себя отлично. Они уже в деньке пути от 4 Правителей ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава, и из людей Года никто не показывался. На денек поближе к Кэймлину, где их должна дожидаться Морейн. Должна ожидать. Больше не надо будет беспокоиться о Друзьях Темного — как они снова будут с Айз Седай и Стражем. Как удивительно: с таким нетерпением стремиться вновь оказаться рядом с Айз Седай. Свет, да ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава когда я вновь увижу Морейн, я ее расцелую! Ранд рассмеялся при этой мысли. Ему было так отлично, что из основательно уменьшившегося припаса монет он издержал незначительно на завтрак: большой каравай хлеба и кувшин прохладного, прямо с ледника, молока.

Друзья завтракали в глубине общей залы, когда в гостиницу вошел юноша — на ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава вид деревенский юноша, самоуверенно-энергичный, на пальце он крутил суконный берет, увенчанный пером. В зале был очередной человек — подметавший пол старик, который никогда не оторвал взора от веника. Юный окинул беззаботным взглядом залу, но, когда он увидел Ранда и Мэта, берет свалился у него с пальца. Он уставился ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава на их и смотрел целую минутку, до того как подобрал берет с пола, потом снова уставился на 2-ух друзей, временами пробегая пальцами по густым, вьющимся темным волосам. В конце концов он нерешительно приблизился к их столу.

Юноша казался старше Ранда, но держался неуверенно и глядел неуверенно.

— Не возражаете, если ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава я рядом с вами присяду? — спросил он и здесь же нервно сглотнул, как будто ужаснувшись, что произнес что-то не так.

Ранд поразмыслил: незнакомец уповает, что его пригласят позавтракать, но, судя по лику, ему и самому было по кармашку заплатить за завтрак. На парне была голубая в ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава полоску рубаха с вышивкой у ворота, а его синий плащ тоже был украшен вышитой каемкой. Сапоги из мягенькой кожи, как лицезрел Ранд, никогда и не бывали на таковой работе, что могла бы замарать либо попортить их. Ранд кивком указал незнакомцу на стул.

Мэт рассматривал парня, пока тот усаживался. Ранд не взялся ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава бы сказать, глядит на него Мэт либо просто пробует узреть неотчетливее. Так либо по другому, но нахмуренный вид Мэта возымел действие. Юноша застыл, не успев еще сесть, и погрузился на стул, только когда Ранд опять кивнул.

— Как ваше имя? — спросил Ранд.

— Мое имя? Мое имя. А... зовите меня Пайтр ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава. — Глаза его нервно бегали. — Э... это не моя мысль, вы же осознаете. Я должен это сделать. Я не желал, но меня принудили. Вы должны осознать это. Я не...

Ранд натужился, когда Мэт прорычал:

— Приспешник Тьмы!

Пайтр дернулся и привстал со стула, дико шаря испуганным взором по зале, как будто ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава там было полсотни человек, которые могли услышать эти слова. Голова старика как и раньше была опущена к полу, а все его внимание отдано венику. Пайтр сел снова, переводя неуверенный взор с Ранда на Мэта и назад. Бисеринки пота выступили у него на верхней губе. От подобного обвинения бросило ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава бы в прохладный пот хоть какого, но Пайтр ни единым словом против него не сделал возражение.

Ранд медлительно покачал головой. После встречи с Годом он осознавал, что у Друзей Темного не непременно на лбу отпечатан Клык Дракона, но, если его переодеть, этот Пайтр полностью мог жить в Эмондовом ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава Лугу. Ничто в нем не наводило на идея об убийстве либо о кое-чем худшем. Никто на него и не посмотрел бы два раза. Вот Год, по последней мере, был... другим.

— Оставь нас в покое, — произнес Ранд. — И скажи своим дружкам, чтобы они тоже отвязались от нас. Нам от их ничего не ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава надо, и от нас они ничего не получат.

— А если нет, — безжалостно добавил Мэт, — я во всеуслышание объявлю, кто ты есть. Поглядим, как к этому отнесутся твои товарищи в деревне.

Ранд возлагал надежды, что Мэт не собирался поступать так по сути. Схожее заявление могло угрожать им самим ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава не наименьшими неудачами, чем Пайтру.

Пайтр же, по-видимому, воспринял опасность полностью серьезно. Он безжизненно побледнел.

— Я... я слышал, что случилось в 4 Королях. По последней мере, кое-что об этом. Анонсы разлетаются стремительно. Мы умеем узнавать о событиях. Но тут нет никого, кто желает изловить вас. Я один, и... и я ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава просто желаю с вами побеседовать.

— О чем все-таки? — спросил Мэт, а Ранд в тот же миг произнес:

— Нам это не любопытно.

Они переглянулись, и Мэт пожал плечами:

— Нам это не любопытно!

Ранд скупо допил остаток молока и запихнул горбушку собственной половины каравая в кармашек. Средств практически не ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава осталось, и эта краюшка хлеба возможно окажется обедом.

Как сейчас уйти из гостиницы? Если Пайтр увидит, что Мэт практически ничего не лицезреет, то может поведать об этом другим... Другим Друзьям Темного. В один прекрасный момент Ранд лицезрел, как волк отделял от стада покалеченную овцу; вокруг рыскали другие ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава волки, и нельзя было ни бросить без присмотра стадо, ни точно выстрелить из лука. Чуть овца оказалась одна, блеющая от кошмара, изо всех сил ковыляя на 3-х ногах, как отгонявший ее волк, как будто бы по волшебству, перевоплотился сходу в десяток хищников. При воспоминании об этом у Ранда в ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава животике как будто что-то перевернулось. Здесь оставаться тоже нельзя. Даже если Пайтр и гласил правду, длительно ли он будет тут один?

— Пора идти, Мэт, — произнес Ранд и затаил дыхание. Когда Мэт начал вставать, Ранд отвлек от него внимание Пайтра, склонившись вперед и сказав: — Оставь нас в покое, Друг Темного ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава. Больше я повторять не стану. Оставь — нас — в покое.

Пайтр тяжко дернул кадыком и прижался спиной к стулу; кровь отхлынула у него от лица. Это зрелище принудило Ранда помыслить о Мурддраале.

Когда Ранд вновь посмотрел на Мэта, тот уже стоял на ногах, но неуверенности в нем приметно не ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава было. Ранд торопливо повесил на плечо друга его переметные сумы, закинул другие узлы на себя, стараясь при всем этом прятать клинок под плащом. Может, Пайтр и знал о клинке; может, Год сказал Ба'алзамону, а Ба'алзамон произнес Пайтру; но Ранд не задумывался, что это так. Он решил, что у Пайтра имеется ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава только очень смутное представление о происшествии в 4 Королях. Вот поэтому он так испуган.

Сравнимо калоритные очертания дверного проема посодействовали Мэту направиться прямо к выходу, не стремительно, да и не так медлительно, чтоб со стороны смотреться противоестественно. Ранд шел за ним следом, молясь про себя, чтоб тот ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава не спотыкнулся. Он был рад, что Мэт избрал прямой, свободный от стульев и столов путь.

Сзади их вдруг вскочил на ноги Пайтр.

— Подождите, — в отчаянии произнес он. — Вы должны подождать!

— Оставь нас в покое, — произнес Ранд, не оглядываясь. Они уже практически дошли до двери, и Мэт никогда не споткнулся.

— Просто выслушайте меня ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава, — произнес Пайтр и положил руку Ранду на плечо, пытаясь приостановить его.

В голове у Ранда вихрем пронеслись картины. Троллок Нарг, бросившийся на него в его своем доме. Мурддраал, угрожающий ему в «Олене и Льве», в Байрлоне. Всюду Полулюди, Исчезающие, загоняющие их к Шадар Логоту, явившиеся за ними ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава в Беломостье. И всюду — Друзья Темного. Ранд резко развернулся, взмахнув кулаком.

— Я произнес — оставь нас в покое!

Кулак угодил Пайтру в нос, из которого здесь же хлынула кровь.

Друг Темного отшатнулся вспять, шлепнулся на пол и застыл, уставившись на Ранда. Струйка крови текла по его лицу.

— Вам не уйти ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава! — яростно, брызгая слюной, выпалил он. — Вроде бы вы ни были сильны, Величавый Властелин Тьмы посильнее. Тень всосет вас!

Из далекого угла залы донесся протяжный вздох и ударил об пол упавший веник. Старик наконец их услышал. Он стоял, округлившимися очами смотря на Пайтра. Кровь отлила от морщинистого лица, рот раскрывался и запирался ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава, но старик не издавал ни звука. Пайтр на миг взглянул вспять, дико выругался, вскочил на ноги, стремглав ринулся вон из гостиницы и побежал по улице, как будто бы голодные волки щелкали клыками у его пяток. Старик перевел взор на Мэта и Ранда, вид у него был таковой ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава же испуганный.

Ранд торопливо вывел Мэта из гостиницы и зашагал рядом с ним прочь из деревни, как можно резвее, прислушиваясь к звучно звучащим у него в ушах, — отлично хоть не по сути, — кликам «держи!» и шуму погони.

— Кровь и пепел, — прорычал Мэт, — все они время всюду, всегда за нами ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава по пятам. Так мы никогда не уйдем от их.

— Нет, их нет, — произнес Ранд. — Если б Ба'алзамон знал, что мы здесь, по-твоему, он бы поручил все этому парню? Тут бы поджидал другой Год и 20 либо 30 крушил. Они как и раньше рыщут вокруг, но ничего не выяснят ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава, пока им Пайтр не скажет, к тому же, может, и взаправду он один. Ему придется сделать путь до самых 4 Правителей.

— Но он гласил...

— Мне все равно. — Ранд не был уверен, кого имел в виду Мэт под словом «он», но это ничего не меняло. — Мы же не станем покорливо их ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава ожидать и не позволим схватить нас!

За денек беглецам удалось раз 6 — пусть и недолго — проехать на тележках. Крестьянин сказал им, что безумный старик у гостиницы в Шеранском Рынке громозвучно утверждал, как будто в деревне объявились Друзья Темного. Крестьянин чуть мог гласить от душившего его хохота и утирал обильно катившиеся по щекам слезы ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава. Друзья Темного в Шеранском Рынке! Нужно же! Это самая наилучшая байка, что он слышал, с того времени как Акли Фаррен упился в стельку и всю ночь проторчал на гостиничной крыше.

Другой попутчик — круглолицый фургонных дел мастер, инструменты которого торчали над бортами двуколки в обе стороны, а ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава в задке ее показывались два тележных колеса, — сказал совершенно другую историю. В Шеранском Рынке устроили свое сборище 20 Друзей Темного. Мужчины со скрюченными телами, а дамы и того страшнее, все грязные и оборванные. Они только взглянут на тебя, и колени твои подгибаются, а желудок просто навыворот выкручивает, а когда они смеются, то ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава их скверное гоготание часами отдается в ушах, а голова как будто раскалывается. Он сам их лицезрел, правда, издалече, чтобы самому плохо не стало. Если Царица не захотит что-то сделать, тогда кто-то должен попросить помощи у Деток Света. Необходимо же как-то навести порядок!

Распрощавшись с ним, Ранд ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава и Мэт ощутили большущее облегчение.

Солнце, уже опустившееся совершенно низковато, светило им в спину, когда друзья вошли в небольшую деревеньку, очень похожую на Шеранский Рынок. Кэймлинский Тракт рассекал ее практически напополам, но по обе стороны широкой дороги выстроились ряды малеханьких кирпичных домиков с соломенными крышами. Кирпич скрывался под ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава кружевом вьющихся растений, хотя листьев на их побегах показывалось совершенно не много. В деревне оказалась всего одна гостиница, маленькой дом, не больше «Винного Ручья», на фасаде которого, скрипя на ветру, качалась на скобе вывеска. Она говорила: «Подданный Королевы».

Было очень удивительно мыслить о гостинице «У Винного Ручья» как ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава о малеханькой. Ранд помнил времена, когда он считал, что выше ее построек вообщем не бывает, ну разве какой-либо дворец. Но сейчас Ранд повидал много и вдруг сообразил на данный момент, что, когда возвратится в Эмондов Луг, для него ничего не будет смотреться дома таким же, как ранее. Если ты ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава когда-нибудь вернешься.

Ранд чуток помешкал перед гостиницей: даже если цены в «Подданном Королевы» не настолько высоки, как в Шеранском Рынке, им не по средствам ни поесть здесь, ни снять комнату.

Мэт увидел, куда он глядит, и похлопал по собственному кармашку, где лежали разноцветные шарики Тома.

— Я вижу достаточно ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава отлично, если не будет нужно чего-то известного. — Очам Мэта становилось все лучше, хотя он как и раньше повязывал шарф для себя на лоб и, посматривая время от времени на дневное небо, щурился. Ранд ничего не ответил, и Мэт продолжил: — Не могут же Приспешники Тьмы посиживать в каждой гостинице отсюда и ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава до Кэймлина. Не считая того, я не желаю валяться под кустиком, если можно спать в постели. — Все же он и шага к гостинице не сделал, просто стоял, ждя решения Ранда.

Через полминуты Ранд кивнул. Он утомился так, как никогда с того времени, как ушел из дома. От ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава одной только мысли о ночлеге под открытым небом у него заныли кости. Одно к одному. Все это бегство, повсевременно оглядываешься через плечо.

— Они не могут быть всюду, — согласился Ранд.

Но после первого шага в общую залу он пошевелил мозгами: уж не ошибся ли? Тут было чисто, но народу снутри оказалось — не ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава протолкнуться. Все столики были заняты, а кое-кто даже стоял, прислонившись к стенке, из-за отсутствия свободных мест. Судя по суетливой торопливости и измученному виду снующих меж столиками женщин, ну и самого владельца, обычно столько народу тут не бывало. Очень много для таковой малеханькой деревни. Сходу кидались в ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава глаза не местные. Одежкой они ничем не отличались, но практически не отрывали взоров от собственной пищи и выпивки. Местные обитатели смотрели и на чужаков, как и на все другое, равно тихо.

В воздухе висел рокот голосов — из-за этого, возможно, владелец и провел юношей в кухню, когда Ранд ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава отдал ему осознать, что им необходимо потолковать с ним. Хотя шума там было не меньше: у плиты, гремя кастрюлями и котлами, возились повар и поварята.

Содержатель гостиницы утер лицо огромным носовым платком.

— Полагаю, вы идете в Кэймлин, чтоб поглазеть на Лжедракона, как и каждый дурачина в Царстве. Что ж ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава, таких вас по 6 на комнату и по двое-трое на кровать. Если вам это не подходит, то другого у меня ничего нет.

Ранд начал ставший обычным разговор, чувствуя себя нездоровым. Столько народу на дороге, и каждый возможно окажется Другом Темного, и нет никакого метода выяснить их посреди других людей. Мэт ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава показал свое умение жонглировать — он совладал с 3-мя шариками и даже с ними был очень осторожен, — а Ранд достал флейту Тома. После всего только дюжины нот «Старого темного медведя» владелец гостиницы нетерпеливо кивнул.

— Пойдет! Мне необходимо кое-чем отвлечь этих кретинов от Логайна. Уже было три драки из ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава-за того, Дракон он по сути либо нет. Сложите свои вещи в углу, а я пойду освобожу вам место. Если вообщем получится что-то очистить. Дурачье! В мире много дураков, которым не хватает мозгов, чтоб оставаться там, где им самое место. Вот в чем причина всех бед. Люди ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава, которые не желают оставаться там, где им самое место. — Снова утерев лицо, владелец, ворча, заторопился из кухни.

Повар и его подручные не направляли на Ранда и Мэта никакого внимания. Мэт приладил на голове шарф, сдвинул его на лоб, позже прищурился и натянул шарф назад, пониже. Ранд пошевелил мозгами: лицезреет ли ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава Мэт так отлично, чтоб у него вышло что-то посложнее, чем жонглирование 3-мя шарами? А что до него самого...

Резь в желудке стала посильнее. Ранд практически свалился, обхватив руками голову. В кухне как будто выморозило. Ранд дрожал. В воздухе носился пар; плиты и печи пощелкивали от жара. Дрожь ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава лупила юношу все посильнее, зубы его щелкали. Ранд обхватил себя руками, но легче не стало. Он ощущал себя так, как будто у него кости леденеют.

Ранд смутно слышал, как ею о кое-чем спрашивает Мэт, тряся за плечо, как кто-то выругался и выбежал из кухни. Потом с ним ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава рядом появился владелец гостиницы, около него хмурился повар, а Мэт звучно спорил с обоими. Ранд ни слова не разбирал из их разговора; слова неясным жужжанием пролетали мимо, а мыслить он как будто разучился.

Вдруг Мэт взял его за руку, поднимая друга на ноги. Все их манатки — седельные вьюки, одеяльные скатки ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава, свернутый плащ Тома, футляры с инструментами — висели на плечах Мэта рядом с луком. Владелец гостиницы следил за ними, встревоженно утирая лицо. Чуть переставляя ноги, тяжело навалившись на Мэта, Ранд позволил другу увести его к задней двери.

— Из-з-звини, М-м-мэт, — чуть сумел произнести он, продолжая стучать ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава зубами в ознобе. — Н-н-наверное... из-з-за... дождика. Еще от од-дной... т-такой... ноч-чц хуж-же не б-будет... п-по-моему.

Сумерки темнили небо, на котором сверкала россыпь звезд.

— Никак, — произнес Мэт. Он старался, чтоб глас его звучал бодро, но Ранд слышал скрываемое беспокойство. — Он ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава опасается, вдруг другие прознают, что в его гостинице есть нездоровой. Я произнес, что, если он выставит нас, я притащу тебя в общую залу. Через 10 минут половина его комнат опустеет. Невзирая на всю свою трепотню о дурачинах, таковой поворот дела ему не по вкусу.

— Тогда к-куда?

— Сюда, — произнес Мэт ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава и, потянув, открыл дверь конюшни. Звучно заскрипели петли.

Снутри было темнее, чем снаружи, пахло сеном, зерном и лошадьми, а больше всего — навозом. Когда Мэт посодействовал Ранду опуститься на застланный травой пол, тот сжался в комок, прочно обхватив руками прижатые к груди колени, как и раньше содрогаясь от головы до ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава пят. Казалось, все его силы ушли в дрожь. Ранд услышал, как Мэт спотыкнулся, выругался, снова за что-то споткнулся, потом раздалось клацанье металла. Вдруг расцвел пламенный цветок. Мэт держал в руке старенькый помятый фонарь.

Битком была набита не только лишь гостиница, то же самое относилось и к конюшне. В ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава каждом стойле спала лошадка, некие из их подняли головы и моргали на свет. Мэт бросил взор на лестницу, ведомую на сеновал, потом поглядел на Ранда, скорчившегося на полу, и покачал головой.

— Тебя туда не втащить, — пробормотал Мэт. Повесив фонарь на гвоздь, он вскарабкался на сеновал и сбросил вниз ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава несколько охапок сена. Торопливо опустившись, он соорудил в далеком углу конюшни кровать и посодействовал Ранду до нее добраться. Мэт укрыл его обоими плащами, но Ранд практически сразу сбросил их.

— Горячо, — чуток слышно произнес он. Как будто в тумане, Ранд помнил, что мгновение вспять ему было холодно, но на данный момент ощущал себя ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава так, как будто оказался в раскаленной печи. Он оттянул ворот, запрокинув голову. — Горячо!

Ранд ощутил ладонь Мэта у себя на лбу.

— Я мигом, — произнес Мэт и пропал.

Ранд метался на соломенной подстилке — как длительно, он не знал, — пока не возвратился Мэт: с доверху заполненной тарелкой в ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава одной руке, с кувшином — в другой. На мизинцах у него, зацепленные за ручки, болтались две белоснежные чашечки.

— Тут нет Мудрейшей, — произнес Мэт, опускаясь на колени рядом с Рандом. Он заполнил одну чашечку из кувшина и поднес ее к губам Ранда. Тот скупо припал к воде, как будто бы жажда истязала его некоторое ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава количество дней, — ощущал он себя конкретно так. — Они даже не знают, кто такая Мудрейшая. Есть у их кто-то, кого именуют Матушка Брун, но она кое-где в окружении воспринимает роды, а когда возвратится, никто не ведает. Я раздобыл незначительно хлеба, сыра и колбасы. Хороший мастер ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава Инлоу готов дать нам все, только бы мы на глаза постояльцам не попадались. Вот, попробуй чего-нибудь.

Ранд отвернулся от пищи. От ее вида, от одной мысли о ней его затошнило. Через минутку Мэт вздохнул, сел и принялся за пищу сам. Ранд смотрел в сторону и старался не слышать, как тот ест ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава.

Озноб, позже жар, за которым следовал озноб, снова жар — и так было не один раз. Мэт укутывал Ранда, когда того трясло от холода, и поил водой, если он сетовал на жажду. Ночь стала темнее, в конюшне дрожали обманчивые тени от колеблющегося огонька фонаря. Тени обретали форму и ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 39 глава двигались сами по для себя. Позже Ранд увидел Ба'алзамона, обширно шагающего по конюшне, глаза его пылали, лица Мурддраалов рядом с ним прятались в темной глубине капюшонов. Пальцы Ранда заскребли по рукояти клинка, Ранд порывался подняться на ноги, выкрикнув:


dopusk-vsegda-yavlyaetsya-polozhitelnoj-velichinoj-nezavisimo-ot-sposoba-ego-vichisleniya.html
dopuskaemie-otkloneniya-kontroliruemih-parametrov.html
dopuskaemie-sokrasheniya-slov.html