ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава

Лан кинул загремевший пустой ковш на пол.

— Охото поболтать об этом, да? Троллоки всегда бывают в Пограничных Землях, кузнец. Просто хорошо вбейте для себя в голову, что мы желаем завлекать к для себя столько же внимания, сколько мышь в поле. Запомните это. Морейн вожделеет доставить вас всех в Тар Валон ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава живыми, и, если это можно сделать, я сделаю, но если вы хоть кое-чем причините ей вред...

После этих слов в купальне повисла гробовая тишь, не нарушаемая никем и позже, когда все одевались.

В конце концов мужчины вышли из купальни; в конце коридора стояла Морейн, рядом с нею ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава — стройная женщина, малость выше ее ростом. По последней мере, Ранд поразмыслил, что это женщина, хотя ее черные волосы были кратко подстрижены и одета она была по-мужски — в мужскую рубаху и брюки. Морейн что-то произнесла, и женщина окинула парней острым взором, потом кивнула и поторопилась уйти.

— Ну хорошо, — произнесла ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава Морейн, когда они подошли ближе. — Уверена, ванна возвратила вам аппетит. Мастер Фитч приготовил для нас отдельный кабинет. — Повернувшись и указывая дорогу, она стала не очень поочередно гласить об отведенных им комнатах и столпотворении в городке, о надеждах владельца гостиницы на то, что Том благорасположенно отнесется к просьбе оказать ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава внимание обществу в общей зале и развлечет его музыкой и историей-другой. Она никогда не упомянула о девице, как будто бы ее не было.

В отдельном кабинете стоял полированный дубовый обеденный стол, вокруг него — дюжина стульев, на полу — толстый ковер. Когда они вошли, Эгвейн, с блестящими после купания волосами ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава, волной лежащими на плечах, грела руки у камина, где пощелкивал огнь. Она оборотилась и посмотрела на вошедших. Долгая тишь в купальне отдала Ранду уйму времени для раздумий. Жесткое напоминание Лана никому не доверять и в особенности Ара, опасавшийся доверять им, принудили юношу понять, как по сути они одиноки. Видимо ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава, они не могут положиться ни на кого, не считая себя, и Ранд как и раньше не был уверен, как можно довериться Морейн либо Лану. Только самим для себя. А Эгвейн — все та же Эгвейн. Морейн гласила, что это так либо по другому с ней случилось бы — прикосновение к Настоящему ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава Источнику. Она не в состоянии биться с неминуемым, и, означает, ее вины в этом нет. И она как и раньше та же Эгвейн.

Ранд открыл было рот, чтоб извиниться, но Эгвейн оборотилась к нему спиной ранее, чем он успел вымолвить хоть слово. Упершись взором в спину девицы, Ранд проглотил все ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава, что намеревался сказать. Хорошо, все в порядке. Если она желает быть таковой, я поделать ничего не способен.

Потом в комнату суетливо вошел мастер Фитч в сопровождении 4 дам в белоснежных передниках, таких же длинноватых, как у него самого; они принесли древесное блюдо с 3-мя жареными цыплятами, столовое серебро, глиняные тарелки и накрытые ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава миски. Дамы здесь же принялись накрывать на стол, пока владелец кланялся Морейн.

— Примите мои извинения, госпожа Элис, что принудил вас ожидать, но в гостинице настолько не мало народу, что просто волшебство, если удается вообщем обслужить кого-нибудь. Боюсь, это совсем не та пища. Просто цыплята, малость репы и ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава горошка, еще мало сыра. Да, это совершенно не то. Примите мои искренние извинения.

— Да это целое пиршество, — улыбнулась Морейн. — Для таких тревожных дней — вправду пиршество, мастер Фитч.

Содержатель гостиницы снова поклонился. Его клочковатые волосы, торчащие во все стороны, как будто он повсевременно пробегал по ним руками, сделали поклон очень ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава комичным, но ухмылка была таковой удовлетворенной, что хоть какой мог рассмеяться вкупе с ним, но никак не над ним.

— Огромное спасибо, госпожа Элис! Примите мою благодарность. — Выпрямившись, мастер Фитч озабоченно нахмурился и смахнул со стола воображаемую пылинку уголком собственного передника. — Очевидно, это не то, что я мог бы предложить ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава вам годом ранее. Совершенно не то. Зима. Да-а. Это все зима. Мои погреба пустеют, а рынок все еще скуден. И кто может винить фермерский народ? Кто? Нет никаких дискуссий о том, когда соберут последующий сбор. Вообщем никаких дискуссий. Волки умяли баранину и говядину, созданную для человеческого стола, и ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава...

Вдруг до него, видимо, дошло, что тему для разговора с гостями, готовящимися к размеренной уютной трапезе, он избрал не совершенно успешно.

— О, мне пора бежать. А то на уме одна стариковская трепотня, таковой уж я. Стариковская трепотня. Мари, Синда, дайте этим хорошим людям поесть без помех. — Мастер Фитч взмахнул ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава руками, прогоняя дам, и, когда те выскочили из комнаты, оборотился, чтоб снова поклониться Морейн. — Надеюсь, вам понравится ужин, госпожа Элис. Если пригодится еще что-то, только скажите, и я мигом принесу. Только скажите. Это просто наслаждение служить вам и мастеру Андра. Просто наслаждение. — Он отвесил очередной маленький ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава поклон и ушел, тихо прикрыв за собою дверь.

Все это время Лан стоял, опершись о стенку, как будто задремав. На данный момент же он устремился к двери и в два прыжка очутился около нее. Приложив ухо к дверной филенке, он пристально прислушался — Ранд успел медлительно досчитать до 30, — потом скачком раскрыл дверь ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава и выглянул в коридор.

— Они ушли, — произнес Лан в конце концов, закрыв дверь. — Можем гласить без опасения.

— Я знаю, вы гласите — никому не доверять, — произнесла Эгвейн, — но если вы с подозрением относитесь к владельцу, то как мы можем оставаться в этой гостинице?

— Я подозреваю его не больше ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава, чем хоть какого другого, — ответил Лан. — Но пока мы не достигнем Тар Валона, я буду колебаться в каждом. Там я буду относиться с подозрением только к половине окружающих.

Ранд начал было улыбаться, решив, что Страж пошутил. Но позже сообразил, что на лице Лана не было и намека на шуточку. Да, он ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава вправду готов подозревать людей в Тар Валоне. Да есть ли кое-где неопасное место?

— Он преумножает, — успокоила Морейн. — Мастер Фитч — неплохой человек, добросовестный и заслуживающий доверия. Но любит побеседовать и из самых наилучших побуждений мог бы ненароком упустить словечко, которое скользнет не в то ухо. И я еще никогда ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава не останавливалась в гостинице, где бы половина служанок не подслушивала под дверцами и не растрачивала на сплетни времени больше, чем на перестилание постелей. Хорошо, давайте сядем за стол, пока наш ужин совершенно не остыл.

Они расселись за столом, Морейн во главе, Лан — на другом конце стола, и некое время было ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава не до дискуссий: каждый заполнял свои тарелки. Этот ужин нельзя было именовать пиром, но после практически недели одних только лепешек и сушеного мяса такая трапеза могла показаться пиршеством.

Спустя малость времени Морейн спросила:

— Что ты разузнал в общей зале?

Ножики и вилки застыли в воздухе, и все взоры ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава сосредоточились на Охране.

— Неплохого не много, — ответил Лан. — Эвин был прав, по последней мере, если судить по слухам. В Гэалдане было схватка, и Логайн вышел победителем. На устах у всех дюжина всяких рассказов, но они все сходятся на этом.

Логайн? Должно быть, это Лжедракон. В первый раз Ранд услышал, как ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава этого человека именуют по имени. При этом Лан гласил таким тоном, как будто знавал его.

— Айз Седай? — тихо спросила Морейн, и Лан качнул головой.

— Не знаю. Кто-то гласит, что они все погибли, а кто-то — что нет. — Он хмыкнул. — Кое-кто даже утверждает, что они переметнулись ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава к Логайну. Ничего достоверного, а у меня не было ни мельчайшего желания проявлять лишний энтузиазм.

— Да, — произнесла Морейн. — Неплохого не достаточно. — Глубоко вздохнув, она возвратилась к ужину. — А что по поводу нашего положения?

— Тут анонсы лучше. Никаких странноватых происшествий, никаких чужаков, которые возможно окажутся Мурддраалом, и точно нет никаких троллоков ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава. А Белоплащники заняты тем, что плетут интриги против губернатора Айдана, так как тот не желает с ними сотрудничать. Они нас даже и не увидят, пока мы сами не привлечем внимания к для себя.

— Отлично, — произнесла Морейн. — Это совпадает с тем, что произнесла прислуга в купальне. У сплетен свои плюсы ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава. Итак, — она обратилась ко всем членам отряда, — нам еще предстоит длинный путь, но прошлая неделя не была легкой, потому я хочет пробыть тут эту ночь и завтрашнюю и выехать послезавтра рано с утра. — Молодежь отрадно заухмылялась: как-никак, в первый раз в городке. Морейн улыбнулась, но все ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава равно строго спросила: — Что на это произнесет мастер Андра?

Лан бесстрастным взглядом обвел ухмыляющиеся лица.

— Полностью терпимо, если они все-же запомнят, что я им произнес.

Том хмыкнул в усы.

— Эти деревенские потеряются в... городке.

Он вновь хмыкнул и покачал головой.

Потому что гостиница была переполнена, новоприбывшим предоставили только три комнаты: одну ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава — для Морейн и Эгвейн и две — для парней. Ранду предстояло разделять комнату с Ланом и Томом, она находилась на четвертом этаже, в задней части строения, под самым скатом крыши, с единственным небольшим окошком, выходящим на конный двор. Уже пала глубочайшая ночь, и свет из окон гостиницы ложился на ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава землю желтоватыми лужицами. Эта комната, с самого начала маленькая, после того как поставили дополнительную кровать для Тома, стала еще меньше, хоть кровати и были узенькими. И к тому же, как нашел Ранд, растянувшись на какой-то из них, к тому же жесткими. Очевидно не самая наилучшая комната.

Том ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава задержался кратковременно — только для того, чтоб достать из футляров флейту и арфу, — а позже ушел, мало попрактиковавшись в принятии величавых поз. Лан отправился совместно с ним.

Удивительно, увидел про себя Ранд, недовольно ворочаясь на постели. Неделю вспять он бы, как будто сорвавшийся с горы камень, скатился вниз по лестнице, выпади возможность ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава посмотреть выступление менестреля, даже пронесись только слух о нем. Но он слушал Томовы предания каждый вечер целую неделю, и Том ведь будет тут завтрашним вечерком и последующим, а жгучая ванна ослабила жгуты мускулов, которые, как он задумывался, туго переплелись чуть ли не навечно, и от жаркой ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава — в первый раз за неделю — пищи в нем медлительно разливалась вялость. Через сон ему пришла в голову идея: знал ли Лан этого Лжедракона, Логайна? Понизу раздались приглушенные возгласы — общая зала удовлетворенными кликами приветствовала возникновение Тома, но Ранд уже заснул.

* * *

Каменный коридор был сумрачен и затенен, в нем — один только Ранд ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава. Он не мог сказать, откуда пробивался свет, каким бы мерклым тот ни был; на нагих сероватых стенках не было ни свеч, ни фонарей, не было вообщем ничего, что разъясняло бы смутное неясное освещение. В недвижном сыром воздухе разносился отдаленный глухой звук мерно капающей воды. Чем бы это ни было, это ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава совсем не гостиница. Нахмурившись, Ранд потер лоб. Гостиница? Голова разламывалась от боли, и тяжело было удержать в ней нить мысли. Что-то там насчет... гостиницы? Так либо по другому, но эта идея пропала.

Ранд облизал губки — хотелось пить. Его истязала страшная жажда, он был весь как пересохший сухарь. Отважиться ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава его принудил этот капающий звук. Выбирать не из чего, есть только жажда, и он направился в сторону этого мерного «кап-кап-кап».

Коридор все тянулся и тянулся вперед, его не пересекал ни единый переход, в нем ничего не изменялось, ни в мельчайшем отношении. Его монотонность нарушали только обыкновенные двери, расположенные ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава попарно друг против друга через правильные промежутки, растрескавшееся дерево было сухим, невзирая на мокроватый воздух. Перед юношей отступали по коридору тени, остающиеся постоянными, а капель не приближалась ни на шаг. Утомившись от однообразия, Ранд решил свернуть в одну из этих дверей. Она с легкостью открылась, и он ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава шагнул через порог в темную палату с каменными стенками.

Одна стенка рядом сводчатых арок выходила на серокаменный балкон, за которым раскрывалось небо, подобного которому Ранд никогда не лицезрел. Чересполосица туч — темных и сероватых, бардовых и оранжевых — протянулась по небосклону, как будто их гнали ураганные ветры, нескончаемо плетя и переплетая. Никто никогда ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава не лицезрел такового неба — его просто не могло быть.

Ранд оторвал взор от балкона, но остальная часть комнаты оказалась не лучше. Необыкновенные извивы и странноватые углы, как будто эта комната волей какого-то варианта появилась в расплавившемся, а позже застывшем камне, — колонны как будто выросли из сероватого пола ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава. В большущем камине ревело пламя, напоминая кузнечный горн, в который мехи гонят воздух, но жара огнь не давал. Очаг был выложен необыкновенными округлыми камнями: они только выглядели камнями, гладкими и влажно-блестящими, невзирая на гневные языки пламени, если глядеть прямо на их, но стоило взглянуть на их краем глаза, как ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава они преобразовывались в лица парней и дам, корчащихся в ужасных муках, разевающих рты в безгласном клике. В центре комнаты стояли стулья с высочайшими спинками и полированный стол, совсем обыденные, но их привычность только подчеркивала странность остального. На стенке висело одинокое зеркало, но обычным оно совсем не ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава было. Когда Ранд посмотрел в него, то заместо собственного отражения увидел размытое пятно. Но все прочее в комнате зеркало демонстрировало правильно.

У камина стоял человек. Войдя в комнату, Ранд поначалу его не увидел. Не узреть его он не мог, он готов был поклясться, что тут никого нет, пока не посмотрел ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава на мужчину. Облаченный в черные одежки прекрасного покроя, тот, казалось, стал в расцвете зрелости, и Ранд пошевелил мозгами, что дамы, наверняка, должны считать его симпатичным.

— Опять встречаемся мы лицом к лицу, — произнес мужик, и в тот же миг его рот и глаза перевоплотился в расщелины, ведущие в нескончаемые пещеры пламени.

С ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава криком Ранд попятился прочь из комнаты, так быстро, что спотыкнулся, перелетел коридор и, ударившись о обратную дверь, раскрыл ее. Ранд извернулся и вцепился в дверную ручку, чтоб не свалиться на пол, — и сообразил, что обширно раскрытыми очами глядит в ту каменную комнату с неописуемым небом в просвете арок ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава, ведущих на балкон, и камин...

— Так просто от меня для тебя уйти не получится, — произнес мужик.

Ранд оборотился на ватных ногах, вывалился из комнаты, чуть ли не упав. Сейчас коридора не было. Ранд застыл на месте, пригнувшись и весь сжавшись, неподалеку от полированного стола; он уставился на мужчину, стоящего около ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава камина. По последней мере, это было лучше, чем глядеть на камешки очага либо на небо.

— Это сон, — произнес Ранд, выпрямившись. Он услышал, как за спиной, щелкнув, захлопнулась дверь. — Это что-то вроде ужаса.

Парень зажмурился, попытавшись пробудиться. Когда он был ребенком, Мудрейшая гласила: если так сделать в кошмарном сне ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава, то он кончится. Мудрейшая? Что? Только бы мысли не разбегались. Только бы голова закончила так болеть, тогда получится нормально соображать.

Ранд открыл глаза. Комната никуда не делась, все было, где и ранее: балкон, небо. Человек у камина.

— Это сон? — произнес мужик. — Какая разница? — Снова на миг его рот и ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава глаза стали глазками в вечное горнило. Глас человека не поменялся; казалось, он вообщем не увидел того, что вышло.

Сейчас Ранд вздрогнул, но от крика удержался. Это — сон. Это должно быть сном. Но все равно он отступил, пятясь, до двери, не отрывая взора от человека у камина ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава, и попробовал повернуть ручку двери. Та не шевельнулась — дверь оставалась закрытой.

— Кажется, тебя истязает жажда, — произнес мужик около камина. — Выпей!

На столе, сверкая золотом, стоял кубок, увенчанный орнаментом из рубинов и аметистов. Ранее его там не было. Ранд дрожал, как в ознобе. Это всего-навсего сон. Во рту пересохло ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава, как будто в пустыне.

— Да, чуть-чуть, — произнес Ранд, поднимая кубок. Мужик, внимательно следя за ним, чуток наклонился вперед, опершись рукою о спинку стула. От запаха приправленного пряностями вина у Ранда закружилась голова, как будто он был так измучен жаждой, как будто бы ничего не пил много дней попорядку. Не ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава пил?

Задержав руку с кубком на полпути ко рту, парень застыл. Меж пальцами мужчины, сжавшими спинку стула, с чуть слышным шипением вились струйки дыма. И глаза его просто впились в Ранда, стремительно вспыхивая пламенем меж полуопущенных век.

Ранд облизал губки и, не пригубив, поставил вино назад на стол.

— Мне не ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава так охото пить, как я задумывался.

Человек вдруг выпрямился с ничего не выражающим лицом. Его разочарование не проявилась бы с большей очевидностью, даже если б он выругался. Ранду стало любопытно, что все-таки было в вине. Но, очевидно, энтузиазм этот совершенно дурной. Это все сон. Тогда почему ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава сон никак не закончится?

— Что вам необходимо? — спросил Ранд. — Кто вы?

Пламя полыхнуло в очах и во рту человека — Ранду почудилось, что он слышит, как оно ревет и неистовствует.

— Некие именуют меня Ба'алзамоном.

Ранд вдруг вновь оказался у двери, неистово дергая за ручку. Всякие мысли о снах пропали. Черный ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава! Дверная ручка не шелохнулась, но он продолжал ее поворачивать.

— Ты — тот? — в один момент произнес Ба'алзамон. — Этого для тебя от меня не скрыть. Ты даже не сможешь сам спрятаться от меня, ни на самых больших горах, ни в самых глубочайших пещерах. Я знаю тебя всего, прямо до ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава мельчайшего волоска.

Ранд оборотился, встав лицом к мужчине — лицом к Ба'алзамону. Кадык у него дернулся. Ужас. Он дастал до ручки и нажал на нее очередной, последний раз, позже выпрямился.

— Ты надеешься на славу? — произнес Ба'алзамон. — На силу? Они для тебя произнесли, что Око Мира будет служить для ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава тебя? Какая может быть слава либо сила для куклы? Нити, которыми тебя принуждают двигаться, плелись веками. Твой отец был избран Белоснежной Башней, как будто конь, заарканенный и влекомый к назначенной доле. Твоя мама в их планах была менее чем племенной кобылой. И эти планы ведут к твоей погибели.

Руки Ранда сжались ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава в кулаки.

— Мой отец — неплохой человек, а моя мама была хорошей дамой. Не смей так гласить о их!

Языки пламени захохотали.

— Так-так, в конце концов, в для тебя есть кое-какой нрав. Может, ты и есть тот. Неплохого это для тебя не много сулит. Престол Амерлин будет использовать тебя ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава, пока ты не зачахнешь, — точно так же, как они использовали Давиана, и Юриэна Каменного Лука, и Гвайра Амаласана, и Раолина Проклятье Тьмы. Точно так же, как сейчас употребляют Логайна. Буду использовать, пока от тебя не остается ничто.

— Я не знаю... — Ранд помотал головой. Единственный миг ясности ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава разума, рожденный гневом, миновал. Даже когда он попробовал обрести его вновь, ему не удалось вспомнить, как он этого достигнул впервой. Мысли Ранда разбегались и кружились. Он вцепился в одну, как будто в кружащийся в водовороте плот. Ранд с трудом выдавливал слова, глас с каждым словом становился все более уверенно и громче:

— Ты ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава... же заточен... в Шайол Рокот. Ты и все Отрекшиеся заточены Создателем до скончания времен.

— До скончания времен? — передразнил Ба'алзамон. — Ты живешь, как будто жук под горой, а думаешь, что твой липкий ил — это вся вселенная. Погибель времени даст мне такую власть, о которой ты, червяк ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава, и грезить не смеешь.

— Ты заточен...

— Дурачина, никогда я не был заточен! — Огнь его лица забушевал так, что Ранд отступил вспять, заслонясь ладонями. Пот на руках мигом высох от полыхнувшего жара. — Я стоял за плечами Льюса Тэрина Убийцы Родичей, когда он совершал то, что отдало ему прозвище. Конкретно я нашептал ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава ему уничтожить супругу и деток, и всех родственников, всех живых созданий, которых он обожал и которые обожали его. Конкретно я одарил его минуткой здравого рассудка, чтобы он вызнал, что сделал. Слышал ли ты, червяк, какой крик издает человек, когда отлетает его душа? Тогда он мог поразить меня. Он ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава не победил бы меня, но попробовать мог. А заместо этого он обрушил на себя свою возлюбленную Единую Силу, настолько не мало, что земля разверзлась и вознесла Драконову Гору, отметившую его могилу.

Тысячью годами позднее я послал троллоков грабить юг, и три столетия они бесчеловечно опустошали мир. Эти ослепленные гласили ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава, что в конечном итоге я буду разбит, но 2-ое Соглашение, Контракт 10 Стран, распалось и не было возобновлено, и кто остался, чтоб тогда противостоять мне? Я прошептал в ухо Артуру Ястребиное Крыло, и по всей стране Айз Седай погибли. Я прошептал вновь, и Верховный Повелитель послал свои войска через Океан ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава Арит, через Мировое Море, и тем скрепил одной печатью две судьбы. Вынес приговор своим грезам о единой стране и едином народе и обусловил ту судьбу, что еще грядет. Я был у его смертного одра, когда ему все советники гласили, что его жизнь могут спасти только Айз Седай. Я произнес, и он ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава выслал собственных советников на костер. Я произнес, и последними словами Верховного Короля стали слова о том, что Тар Валон должен быть разрушен.

Когда таким людям, как он, не устоять против меня, какие шансы у тебя, у жабы, притаившейся около лесной лужицы? Ты будешь служить мне либо же, пока не ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава умрешь, будешь танцевать на нитях, за которые станут дергать Айз Седай. А позже ты будешь моим. Мертвые принадлежат мне!

— Нет, — непонятно пробормотал Ранд, — это сон. Это сон!

— Ты считаешь, что в собственных снах укроешься от меня? Смотри! — Ба'алзамон простер руку в повелительном жесте, и голова Ранда оборотилась за ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава ней, хотя он и не поворачивал ее, — он совершенно не желал ее поворачивать.

Кубок пропал со стола. Там, где он стоял, сжалась в комок большая крыса, она щурилась на свету, осторожно принюхиваясь. Ба'алзамон согнул палец, и крыса с писком выгнула спину, фронтальные лапы повисли в воздухе ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава, а сама она неуклюже балансировала на задних. Палец согнулся еще более, и крыса опрокинулась на спину, отчаянно дергая лапами, скребясь и хватаясь ими за ничто, пронзительно визжа, а спина ее все сгибалась, сгибалась, сгибалась. Раздался ясный сухой треск, как от сломавшегося прутика, крыса содрогнулась всем тельцем и затихла, оставшись лежать, согнутая чуть ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава не в два раза.

У Ранда комок встал в горле.

— Всякое может случиться во сне, — промямлил он. Не оглядываясь, парень с размаху снова стукнул кулаком по двери. Рука отозвалась болью, но пробудиться все равно не удалось.

— Тогда ступай к Айз Седай. Ступай в Белоснежную Башню и расскажи им ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава. Расскажи Престолу Амерлин об этом... сне. — Мужик расхохотался; Ранд ощутил жар пламенного дыхания на собственном лице. — Это единственный метод отвертеться от их. Тогда они не станут использовать тебя. Нет, не станут, когда выяснят, что мне понятно об этом. Но вот позволят ли они для тебя жить, чтоб ты всюду ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава болтал о том, чем они занимаются? Ты таковой непролазный болван и готов поверить в то, что позволят? Останки многих схожих для тебя развеян на склонах Драконовой Горы.

— Это — сон, — тяжело дыша, выжал Ранд. — Это — сон, и я на данный момент проснусь.

— Да? Проснешься?

Уголком глаза Ранд увидел ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава, что палец мужчины начал поворачиваться в его сторону.

— Ты на данный момент проснешься?

Палец согнулся, и Ранд заорал, когда его тело начало сгибаться вспять, мускулы дрожали от напряжения, и спина все прогибалась и прогибалась.

— А проснешься ли ты?

* * *

Ранд конвульсивно дернулся во тьме, руки сжали ткань. Одеяло. Бледноватый лунный свет ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава лился через единственное окошко. Смутные очертания 2-ух других кроватей. С какой-то из них раздается храп, как будто рвущийся холст: Том Меррилин. В золе камина мелькают красноватым несколько угольков. Означает, это был сон, как тот ужас в гостинице «Винный Ручей» в денек Бэл Загадок, — все, что он слышал и ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава что он делал, смешалось со старенькыми преданиями и всякими невесть откуда взявшимися вздорными россказнями. Ранд подтянул одеяло повыше, на плечи, но дрожал-то он совершенно не от холода. К тому же страшно болела голова. Может, Морейн получится сделать чего-нибудть, чтоб эти сны закончились? Она гласила, что может посодействовать, если будут ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава кошмары.

Вздохнув, Ранд лег назад на кровать. Неуж-то эти сны такие уж нехорошие, чтоб кинуться с просьбой о помощи к Айз Седай? С другой стороны, разве все, что он уже сделал, не втянуло его во что-то еще больше загадочное? Он покинул Двуречье, ушел с Айз ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава Седай. Но ведь тогда не было другого выбора. Так есть ли какой другой выбор, не считая как довериться ей? Айз Седай? Пошевелить мозгами о таком так же жутко, как и созидать эти сны. Ранд свернулся калачиком под одеялом, стараясь обрести духовный покой тем методом, какому его обучил Тэм, но ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава сон возвратился не скоро.

Глава 15

НЕЗНАКОМЦЫ И ДРУЗЬЯ

Солнечная полоса наползла на неширокую кровать и в конце концов пробудила Ранда от глубочайшего, но неспокойного сна. Он засунул голову под подушку, солнца от этого меньше не стало, ну и спать-то больше не хотелось. За тем, первым сном приходили и другие. Припомнить их ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава не удавалось, да и первого Ранду хватило, так что других и даром не надо было.

Со вздохом Ранд отпихнул подушку и сел, с хрустом потянувшись. Тупая боль, которая, как он считал, пропала после купания, возвратилась. И голова болела как и раньше. Последнее не поражало. 1-го того сна ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава с лишком бы хватило, чтоб у хоть какого была боль в голове на неделю. Остальные сны уже изгладились из памяти, но не этот.

На других кроватях никого не было. Солнечные лучи круто падали через окошко в комнату — солнце взошло над горизонтом уже высоко. В таковой час дома, на ферме, Ранд бы ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава издавна приготовил для себя перекусить и уже с головой погрузился в дневные заботы. Сурово ворча, Ранд вылез из постели. Нужно еще на этот город поглядеть, а его разбудить не удосужились. Хорошо хоть кто-то позаботился налить воды в кувшин для умывания, и она еще теплая.

Ранд ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава стремительно помылся и оделся, помедлив мало с клинком Тэма в руках. Лан и Том, очевидно, оставили в комнате свои переметные сумы и скатки одеял, но клинка Охрана нигде не было приметно. Лан расхаживал по Эмондову Лугу с клинком за длительное время до первых признаков неудачи. Ранду подумалось, что не ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава худо последовать примеру более опытнейшего человека. Твердя для себя, что это не из обычного тщеславия, не из-за нередких желаний о том, чтоб пройтись по улицам реального городка с клинком на боку, он застегнул пояс и перебросил плащ через плечо, как будто мешок.

Прыгая через две ступени, Ранд торопливо ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава спустился в кухню. Наверное это конкретно то местечко, где можно наспех перекусить, а в собственный единственный денек в Байрлоне нет смысла растрачивать время попусту — и так уже сколько растерял. Кровь и пепел, могли, бы меня и разбудить.

На кухне мастер Фитч препирался с толстой дамой, чьи руки были по локоть в пшеничной ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава муке, — очевидно повариха. Хотя, быстрее, это она отчитывала его, грозно размахивая пальцем у него под носом. Прислуживающие девицы, судомойки и мальчишки-поварята носились по своим делам, старательно не обращая внимания на происходящее рядом.

— ...мой Усатик — неплохой кот, — колко гласила повариха, — и я не стану слушать других слов, понятно ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава вам? Сетовать на то, что он делает свою работу очень радиво, — ах так именуется то, с чем вы явились ко мне, если у меня спросить.

— А у меня жалобы, — умудрился воткнуть мастер Фитч. — Жалобы, боярыня. Половина гостей...

— Не желаю и слышать об этом! Просто не стану слушать ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава. Если им вздумалось сетовать на моего котика, то пусть они и стряпают. Мой бедный старенькый котик, который просто честно делает свою работу, и я, мы пойдем туда, где нас будут ценить, раз уж не ценят здесь. — Дама развязала фартук и начала снимать его через голову.

— Нет! — взвизгнул мастер Фитч ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава и кинулся останавливать ее. Они закружились, как будто в танце: повариха, пытающаяся снять передник, и содержатель гостиницы, старающийся надеть его назад на нее.

— Нет, Сара, — пыхтел мастер Фитч. — Не надо этого. Не надо, я говорю! Что я стану без тебя делать? Усатик — славный кот. Потрясающий кот. Он самый наилучший кот ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава в Байрлоне. Если кто-то еще станет сетовать, то я скажу ему, что он должен быть признателен коту, раз тот делает свою работу. Да-да, признателен. Не нужно уходить. Сара? Сара!

Повариха приостановила их кружение и освободила передник из рук владельца гостиницы.

— Тогда хорошо. Отлично. — Сжимая передник в руках, она все ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава еще не завязывала его. — Но если вы надеетесь, что у меня что-то будет готово к полудню, лучше вам убраться отсюда и дать мне заняться делом. Гостиница, может, и ваша, но уж кухня — моя. Если только вы сами не желаете заняться стряпней? — Она сделала движение, как будто ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава вручая передник мастеру Фитчу.

Тот, обширно разведя руки, попятился. Он открыл было рот, потом тормознул и впервой обернулся вокруг. Кухонная прислуга усердно не замечала повариху и владельца, а Ранд принялся усиленно шарить по кармашкам, хотя, не считая той монеты, что ему отдала Морейн, в их практически ничего не было: несколько ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава медяков и различная мелочь. Карманный ножик и точило. Две запасные тетивы и моток бечевки, которая, как он считал, может понадобиться.

— Я уверен, Сара, — произнес мастер Фитч, кропотливо подбирая слова, — что все будет приготовлено с твоим обыденным совершенством.

С этими словами он в последний раз обвел кухонную прислугу подозрительным взором и ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава удалился потом с таким достоинством, какое смог напустить на себя.

Сара подождала, пока тот не ушел, и стремительно затянула завязки передника, позже поглядела на Ранда.

— Думаю, для тебя охото чего-нибудь поесть, а? Что ж, давай, входи, — она усмехнулась. — Да не кусаюсь я, не кусаюсь, непринципиально, что ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава ты лицезрел то, чего не следовало. Циэль, дай-ка пареньку хлеба, сыра и молока. Это все, что на данный момент есть. Садись-ка, юноша. Твои друзья все ушли, не считая 1-го, который, как я понимаю, непринципиально себя ощущает, и, сдается мне, ты тоже не прочь пойти походить.

Одна из служанок ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава, пока Ранд устраивался у стола на табурете, принесла поднос. Парень занялся пищей, и повариха вновь принялась месить тесто для хлеба, но разговора не оставила.

— Не бери в голову то, что ты на данный момент здесь лицезрел. Мастер Фитч — полностью достойный мужик, хотя и наилучший из вас — не самый покладистый. Этот ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава люд сетует, как будто делать ему больше нечего, вот он и раздражен, а из-за чего весь сыр-бор? Им что, охото заместо дохлой крысы отыскать 5 живых? Хотя на Усатика не похоже — оставлять за собой свою работенку неприбранной. Да к тому же больше дюжины? Усатик бы столько ДОРОГА НА ТАРЕНСКИЙ ПЕРЕВОЗ 16 глава крыс в гостиницу ни за что бы не впустил, да никогда! К тому же здесь чистоплотно, всегда убирают, чего этим-то тварям сюда рваться? Да еще все с переломанными хребтами. — Она покачала головой, удивляясь всем этим странноватым делам.


dopolnitelnogo-obrazovaniya-i-ozdorovitelnogo-otdiha.html
dopolnitelnoj-literaturi.html
dopolnyajte-koktejli-razlichnimi-dobavkami.html